"Сто лет одиночества": отзывы и краткое содержание."Сто лет одиночества", Габриэль Маркес

Об опасности инцестуального брака знает Урсула, а Хосе Аркадио не желает принимать во внимание подобные глупости. Во время петушиных боев петух Хосе Аркадио одерживает победу над петухом Пруденсио Агиляра, и тот, раздосадованный, издевается над соперником, ставя под сомнение его мужские достоинства, поскольку Урсула до сих пор еще девственница. Двадцать два храбреца одолевают в поисках моря неприступный горный хребет и после двух лет бесплодных скитаний основывают на берегу реки селение Макондо — на то Хосе Аркадио было во сне вещее указание. И вот на большой поляне вырастают два десятка хижин из глины и бамбука. Хосе Аркадио сжигает страсть к познанию мира — больше всего на свете его привлекают разные чудесные вещи, которые доставляют в селение появляющиеся раз в году цыгане: Урсула затевает прибыльное производство зверушек и птиц из леденцов. Но с появлением в доме Буэндиа неведомо откуда пришедшей Ребеки, которая становится им приемной дочерью, начинается в Макондо эпидемия бессонницы. Жители селения прилежно переделывают все свои дела и начинают маяться тягостным бездельем. Все живут в постоянно ускользающей от них действительности, забывая названия предметов.

«Сто лет одиночества», краткое содержание романа Габриэля Гарсия Маркеса

Родичи боялись, что они родят ребёнка с поросячьим хвостиком. Об опасности инцестуального брака знает Урсула, а Хосе Аркадио не желает принимать во внимание подобные глупости. На протяжении полутора лет замужества Урсула умудряется сохранить невинность, ночи молодожёнов заполнены томительной и жестокой борьбой, заменяющей любовные утехи. Во время петушиных боев петух Хосе Аркадио одерживает победу над петухом Пруденсио Агиляра, и тот, раздосадованный, издевается над соперником, ставя под сомнение его мужские достоинства, поскольку Урсула до сих пор ещё девственница.

Потому что «совершенная любовь изгоняет страх» (1 Ин. 4: 18). .. Очень часто нас пугает неизвестность, незнакомость для нас.

Имел глубокий интерес к устройству мира, наукам, техническим новинкам и алхимии. Хосе Аркадио Буэндиа сошёл с ума, пытаясь отыскать философский камень и в конечном счёте забыл родной испанский, начав говорить на латыни. Его привязали к каштановому дереву во дворе, где он встретил свою старость в компании призрака Пруденсио Агиляра, убитого им в молодости. Незадолго до смерти, его жена Урсула снимает с него верёвки и освобождает мужа. Урсула Игуаран[ править править вики-текст ] Жена Хосе Аркадио Буэндиа и мать семейства, которая воспитала большинство членов своего рода вплоть до праправнуков.

Твердо и строго управляла семьёй, заработала изготовлением леденцов большую сумму денег и перестроила дом. В конце жизни Урсула постепенно слепнет и умирает в возрасте около лет. Но помимо того, что она всех воспитала и зарабатывала, в том числе, и выпечкой хлеба, Урсула была едва ли не единственным членом семьи, обладавшим здравым умом, деловой хваткой, умением выживать в любой ситуации, сплачивая всех, и безграничной добротой.

Если бы не она, являвшаяся стержнем всей семьи, неизвестно, как бы и куда бы повернулась жизнь семьи. Урсула увидела его обнажённым перед сном и была удивлена, что он"так хорошо снаряжён для жизни". Любовницей Хосе Аркадио становится знакомая семьи Пилар Тернера, которая беременеет от него. В конечном счёте он оставляет семейство, вступает в связь с молодой цыганкой и отправляется вслед за цыганами.

Столбов, Маркес Г. Полковнику никто не пишет: Повесть; Сто лет одиночества: Вскоре после опубликования романа это слово заняло почетное место на литературной карте мира. Происхождение его объяснялось по-разному и служило поводом для дискуссий. И не магией ли самого слова, его загадочным звучанием, объясняется пристрастие к нему молодого колумбийского литератора?

Мне совестно, что я боюсь, а боюсь я дико, - страх, не останавливаясь ни на минуту, несёется с грозным . Страх одиночества в темноте. . Пугает ( страшит) будущее, неизвестность. .. лет эти немые богатства русской земли будут вскрыты, везде будут рельсы, трубы, заборы, фермы - страх за сто лет!.

Сестра Хосе Аркадио — Меме, заботы по воспитанию которой делили между собой суровая Фернанда и унылая Амаранта, почти в ту же пору достигла возраста, позволявшего поступить в монастырскую школу, где из нее должны были сделать виртуоза игры на клавикордах. Урсулу мучили тяжелые сомнения: Раньше, думала Урсула, дети вырастали очень медленно. Стоит вспомнить, как много ушло времени, прежде чем Хосе Аркадио, ее старший сын, бежал с цыганами, и сколько всего случилось до того, как он вернулся домой, разрисованный, словно змея, и с непонятной, будто у астролога, речью, и все, что произошло в доме, прежде чем Амаранта и Аркадио забыли язык индейцев и научились говорить по-испански.

Подумать только, сколько ночей и дней просидел бедный Хосе Аркадио Буэндиа под своим каштаном и как долго оплакивали его смерть, прежде чем в дом принесли умирающего полковника Аурелиано Буэндиа, а тому еще и пятидесяти лет тогда не исполнилось, и это после таких долгих войн и стольких страданий. Раньше она, бывало, целый день крутится со своими леденцами и успевает еще приглядеть за детьми и заметить по их глазам, что пора дать им касторки.

А сейчас, когда она совершенно свободна и с утра до ночи только и нянчится с Хосе Аркадио, из-за того, что время испортилось, она не успевает довести до конца ни одного дела. Правда же заключалась в том, что Урсула, давно уже потеряв счет своим годам, все еще не желала признавать старости: Никто не мог сказать с достоверностью, в какое время Урсула начала терять зрение.

Даже в последние годы ее жизни, когда она уже не вставала с постели, все думали, что она просто побеждена дряхлостью, и ни один человек не заметил, что Урсула совсем ослепла. Сама Урсула начала чувствовать приближение слепоты незадолго до рождения Хосе Аркадио. Сперва она приняла это за временное недомогание. Потихоньку пила бульон из мозговых костей и капала в глаза пчелиный мед, но вскоре убедилась, что безнадежно погружается в потемки; ей так и не довелось получить ясное представление об электричестве, ибо, когда в Макондо установили первые электрические фонари, Урсула могла воспринимать их лишь как некое смутное сияние.

Ни одной живой душе не говорила она о том, что слепнет, ведь это было бы публичным признанием своей бесполезности.

ПРАВДИВАЯ И НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ ГОРОДА МАКОНДО, РОДА БУЭНДИА И РОМАНА «СТО ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА»

Сто лет одиночества Габриэль Гарсиа Маркес. Родичи боялись, что они родят ребенка с поросячьим хвостиком. Об опасности инцестуального брака знает Урсула, а Хосе Аркадио не желает принимать во внимание подобные глупости.

В Петербурге издадут неизвестный альбом группы «Кино» Сами по себе страхи естественны для маленького ребёнка. В такой ситуации не стоит потом удивляться, что ребёнок просыпается и кричит по ночам. Боязнь чего-то конкретного — темноты, одиночества, смерти, собак.

Габриэль Гарсиа Маркес О нём снова заговорил весь мир. Издатели снова бьются за его рукопись. После летнего молчания он снова поднял планку на привычную, маркесовскую высоту. Впрочем, пока мы только верим сообщениям о том, что новая книга Габриеля Гарсия Маркеса, посвящённая шлюхам, — шедевр. В Москву она придёт месяца через два, сейчас творение классика читает только испаноязычная аудитория.

В очередном романе великого колумбийца чуть более страниц. И герою книги, одинокому журналисту, дожившему до глубокой старости, достаточно этого, чтобы вспомнить всех своих женщин, с которыми он хоть раз переспал. Такая вот интригующая фабула.

Габриэль Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества

Сто лет одиночества Посвящается Хоми Гарсии Аскот и Марии Луизе Элио Много лет спустя, перед самым расстрелом, полковник Аурелиано Буэндия припомнит тот далекий день, когда отец повел его поглядеть на лед. Макондо был тогда небольшим поселком из двадцати глинобитных, с камышовыми кровлями домишек, стоявших на берегу реки, которая несла свои прозрачные воды по ложу из белых, гладких и огромных, как доисторические яйца, валунов.

Мир был таким первозданным, что многие вещи не имели названия и на них просто тыкали пальцем. Каждый год в марте месяце лохмотное цыганское племя ставило свой шатер близ поселка, и под звонкое дребезжание бубнов и визготню свистулек пришельцы показывали жителям новейшие изобретения. Вначале они привезли магнит. Коренастый цыган с кудлатой бородой и воробьиными руками-лапками назвал свое имя — Мелькиадес — и стал демонстрировать обомлевшим зрителям не что иное, как восьмое чудо света, сотворенное, по его словам, учеными-алхимиками из Македонии.

Сто лет одиночества Эти страхи и послужили причиной усиленной переписки Фернанды с невидимыми целителями, которую то и дело нарушали.

Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца. Мир был еще таким новым, что многие вещи не имели названия и на них приходилось показывать пальцем. Каждый год в марте месяце у околицы селения раскидывало свои шатры оборванное цыганское племя и под визг свистулек и звон тамбуринов знакомило жителей Макондо с последними изобретениями ученых мужей.

Сначала цыгане принесли магнит. Дородный цыган с дремучей бородой и худыми пальцами, скрюченными, словно птичья лапка, назвавший себя Мелькиадесом, с блеском продемонстрировал присутствующим сие, как он выразился, восьмое чудо света, созданное алхимиками Македонии. Держа в руках два железных бруска, он переходил от хижины к хижине, и охваченные ужасом люди видели, как тазы, котелки, щипцы и жаровни поднимаются со своих мест, а гвозди и винты отчаянно стараются вырваться из потрескивающих от напряжения досок.

Предметы, уже давно и безнадежно потерянные, вдруг возникали именно там, где их до этого больше всего искали, и беспорядочной гурьбой устремлялись за волшебными брусками Мелькиадеса. Хосе Аркадио Буэндиа, чье могучее воображение всегда увлекало его не только за ту грань, перед которой останавливается созидательный гений природы, но и дальше — за пределы чудес и волшебства, решил, что бесполезное пока научное открытие можно было бы приспособить для извлечения золота из недр земли.

Мелькиадес — он был честным человеком — предупредил:

Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества»

Урсула рассказала ей про сына, про один его невиданный размер, какого у людей наверняка быть не должно, как, скажем, свиного хвостика у ее брата. Женщина взорвалась звонким дребезжащим смехом, словно обрушила на дом лавину битого стекла. Чтобы подтвердить свои слова, вещунья принесла через несколько дней карты и заперлась с Хосе Аркадио в маленькой кладовке возле кухни. Женщина, что-то бормоча, неспешно раскидывала карты на старом верстаке, а юнец стоял рядом со скучающим видом.

Вдруг ее рука протянулась и ощупала его.

Цыган только что выпил залпом стакан неизвестного напитка янтарного цвета, когда . При виде мертвеца Урсула почувствовала не страх, а жалость.

В суматохе последних лет Урсула все еще не успела выбрать достаточно свободного времени и должным образом подготовить Хосе Аркадио к занятию папского престола, как уже подошел срок отправлять его в семинарию, и пришлось спешно наверстывать упущенное. Сестра Хосе Аркадио -- Меме, заботы по воспитанию которой делили между собой суровая Фернанда и унылая Амаранта, почти в ту же пору достигла возраста, позволявшего поступить в монастырскую школу, где из нее должны были сделать виртуоза игры на клавикордах.

Урсулу мучили тяжелые сомнения: Раньше, думала Урсула, дети вырастали очень медленно. Стоит вспомнить, как много ушло времени, прежде чем Хосе Аркадио, ее старший сын, бежал с цыганами, и сколько всего случилось до того, как он вернулся домой, разрисованный, словно змея, и с непонятной, будто у астролога, речью, и все, что произошло в доме, прежде чем Амаранта и Аркадио забыли язык индейцев и научились говорить по-испански.

Подумать только, сколько ночей и дней просидел бедный Хосе Аркадио Буэндиа под своим каштаном и как долго оплакивали его смерть, прежде чем в дом принесли умирающего полковника Аурелиано Буэндиа, а тому еще и пятидесяти лет тогда не исполнилось, и это после таких долгих войн и стольких страданий. Раньше она, бывало, целый день крутится со своими леденцами и успевает еще приглядеть за детьми и заметить по их глазам, что пора дать им касторки.

А сейчас, когда она совершенно свободна и с утра до ночи только и нянчится с Хосе Аркадио, из-за того, что время испортилось, она не успевает довести до конца ни одного дела. Правда же заключалась в том, что Урсула, давно уже потеряв счет своим годам, все еще не желала признавать старости: Никто не мог сказать с достоверностью, в какое время Урсула начала терять зрение.

габриэль гарсия маркес сто лет одиночества

Сто лет одиночества Г. Родичи боялись, что они родят ребенка с поросячьим хвостиком. Об опасности инцестуального брака знает Урсула, а Хосе Аркадио не желает принимать во внимание подобные глупости.

Но это всегда кончалось ужасом перед неизвестностью. Кажды ее мысль, бродя по темным закоулкам дома, наталкивалась на страх. И тогда.

Сто лет одиночества Посвящается Хоми Гарсии Аскот и Марии Луизе Элио Много лет спустя, перед самым расстрелом, полковник Аурелиано Буэндия припомнит тот далекий день, когда отец повел его поглядеть на лед. Макондо был тогда небольшим поселком из двадцати глинобитных, с камышовыми кровлями домишек, стоявших на берегу реки, которая несла свои прозрачные воды по ложу из белых, гладких и огромных, как доисторические яйца, валунов.

Мир был таким первозданным, что многие вещи не имели названия и на них просто тыкали пальцем. Каждый год в марте месяце лохмотное цыганское племя ставило свой шатер близ поселка, и под звонкое дребезжание бубнов и визготню свистулек пришельцы показывали жителям новейшие изобретения. Вначале они привезли магнит. Коренастый цыган с кудлатой бородой и воробьиными руками-лапками назван свое имя — Мелькиадес — и стал демонстрировать обомлевшим зрителям не что иное, как восьмое чудо света, сотворенное, по его словам, учеными-алхимиками из Македонии.

Цыган ходил из дома в дом, потрясая двумя брусками железа, и люди вздрагивали от ужаса, видя, как тазы, кастрюли, жаровни и ухваты подпрыгивают на месте, как поскрипывают доски, с трудом удерживая рвущиеся из них гвозди и болты, а вещицы, давным-давно исчезнувшие, объявляются именно там, где все было перерыто в их поисках, и скопом несутся к волшебному железу Мелькиадеса. Хосе Аркадио Буэндия, чье необузданное воображение превосходило чудотворный гений самой природы и даже силу магии и волшебства, подумал, что неплохо было бы приспособить это в общем никчемное открытие для выуживания золота из земли.

Мелькиадес, будучи человеком порядочным, предупредил:

Сто лет одиночества

Об истоках наркотической зависимости. Предлагаем избранные фрагменты из статьи британского журналиста и писателя Йохана Хари, посвятившего немалое время изучению причин возникновения наркотических зависимостей. Более ста лет прошло с того момента, как на наркотики был впервые наложен запрет, и на протяжении всего этого века, когда правительства многих стран вели непримиримую, но безуспешную войну с этим злом, нам рассказывали пугающие истории о наркотических зависимостях.

То, что представители КПРФ выдают желаемое за действительное и возраста книги, как «Войнаимир» Толстого и даже « лет одиночества» Маркеса. Но новое предложение совсем за гранью. или Николай Островский, а их место занял никому неизвестный Асар Эппель». . страх перед другими.

Сто лет одиночества Сто Лет Одиночества являются романом года колумбийского автора Габриэля Гарсии Маркеса , который рассказывает историю мультипоколений семьи Буендиы, патриарх которой, Хосе Аркадио Буендиа, основывает город Макондо , метафорическая Колумбия. Широко приветствуемая книга, которую рассматривают многие, чтобы быть шедевром автора, была сначала издана на испанском языке в , и впоследствии была переведена на тридцать семь языков и продала больше чем 30 миллионов копий.

Стиль в жанре магического реализма и тематическое вещество Ста Лет Одиночества установили его как важный, представительный роман литературного латиноамериканского Бума х и х, который был стилистически под влиянием модернизма европейский и североамериканец и кубинский Авангардистским литературным движением. Биография и публикация Габриэль Гарсия Маркес был одним из четырех латиноамериканских романистов, сначала включенных в литературный латиноамериканский Бум х и х; другие три писателя были перуанцем Марио Варгасом Льосой , аргентинцем Хулио Кортасаром и мексиканцем Карлосом Фуентесем.

Сто Лет Одиночества заработали для Гарсии Маркеса международную известность как для романиста В жанре магического реализма движения в литературах Латинской Америки. Патриарх основания , Хосе Аркадио Буендиа, и Урсула Игуэран, его жена и двоюродный брат , уезжают из Риохача , Колумбия , чтобы найти лучшую жизнь и новый дом. После пробуждения он решает к найденному в речной стороне; после дней блуждания джунглей основание Хосе Аркадио Буендиой - .

Основывающий патриарх Хосе Аркадио Буендиа полагает, что окружен водным путем, и с того острова, он изобретает мир согласно своему восприятию. Вскоре после его фонда становится городом, часто посещаемым необычными и внеочередными событиями, которые вовлекают поколения семьи Буендиы, которые неспособны или не желают избежать их периодических главным образом нанесенных самому себе неудач.

Габриэль Гарсиа Маркес - Сто лет одиночества. Часть 2\4 [аудиокнига]